<< Главная страница

Элизабет Шнайдер. Перимено



Элизабет Шнайдер
Перимено


Об авторе: Элизабет Шнайдер: родилась в 1953 году, в Гамбурге. С 1992
живет и работает в Берлине.






Не сошлось. Юлиана смешала карты пасьянса, уничтожив выстроившуюся было картину. Некоторое время она сидела, уставившись на этот хаос, затем вздохнула и медленно собрала карты в аккуратную стопку.
Юлиана Ватроп, тридцати с небольшим лет, стройная, среднего роста, с пепельными волосами до плеч и карими глазами, была не той женщиной, которая сразу обращает на себя внимание. В ее жизни тоже не было ничего особенного: закончила школу, потом педагогический институт. Теперь она уже два с половиной года ждала места в школе. У нее не было постоянного друга, хотя время от времени она встречалась с одним красивым мужчиной. Слишком красивым, как Юлиана поначалу подозрительно считала, потом забыла, перестала об этом думать, и иногда это ей просто доставляло удовольствие.
Она посмотрела на часы . Скоро восемь. Он собирался заехать за ней в семь. Она приняла душ, помыла голову, намазала тело кремом, включила радио, закурила, села на кровать и стала думать, что бы ей сегодня надеть, вконце- концов выбрала черные брюки и красный полувер. Она уложила волсы, нанесла макияж, разгладила покрывало на кровати, налила в стакан черри, и выключила радио, чтобы услышать звонок в дверь. Она села на диван, снова взяла сигарету и стала ждать.
Юлиана встала, подошла к окну и постаралась высмотреть его машину - все понапрасну. Она рассердилась на саму себя. Это ожидание не было похоже на то, когда ждешь интересной встречи с друзьями. И совсем не такое беспечное, как на бирже труда. Оно было мучительным. Ожидание третей степени.

За письменным столом сидела скуластая блондинка с высоким лбом примерно сорока лет, в белом халате. Она со значением улыбнулась, скривив тонкие губы.
- Добрый день, господин Дайдерс! Присаживайтесь.
Харальд Дайдерс провел паьцами сквозь свои черные, зачесанные назад волсы и сел на стул перед столом.
Итак, как обстоят дела у... Ватроп, Юлианы? К какому Вы пришли результату?
- Случай, довольно-таки, ясный, доктор Ланге-Вит, - сказал Харальд Дайдерс. Сначала первый стационар, потом второй, затем - конечная станция.
Доктор Ланге-Вит смотрела на него неодобрительно сквозь золотые очки. Оставьте Ваши шутки! Я сама ставлю диагноз и назначаю лечение. Итак, пожалуйста, только факты.
Харальд Дайдерс засунул руки в карманы брюк и слегка наклонил стул назад. Первый контакт три месяца назад на вернисаже. Первая интимность уже во вторую встречу, затем регулярно минимум раз в неделю.
Доктор Ланге-Вит делала пометки:- Влюблена? - спросила она, не поднимая глаз.
- Трудно сказать, она ведет себя сдержанно. Много разочарований и тoму подобное. Говорит, ее интересуют только такие отношения, которые ни к чему не обязывают. Хотя она может быть очень страстной.
- Типичный симптом, - определила доктор Ланге-Вит. - Боязнь любви. Эмоции проявляются только в сексе. А как выглядит ее профессиональная жизнь?
- Никаких проявлений собственной инициативы. Она не может представить для себя никакой другой прфессии. Хочет ждать пока ей что-то предложат. Вроде бы, довольна своей ситуацией.
Доктор Ланге-Вит поморщила лоб: - Есть свдения о ее детстве?
Да, все, как обычно. Симптомы проявлялись уже в школьные годы.
Хм... Кстати, подтвердилась наша информация о том, что она прервала ве контакты с семьей?
Да. Кроме того, ее родители живут на юге страны. Братьев или сестер нет, также, как и других родственников.
Доктор Ланге-Вит подняла глаза от своих заметок: - Господин Дайдерс, Вы же знаете, что на этой стадии нашего эксперимента нам не понадобятся расследования в тношении родственников или друзей. Следует ли нам чего-то в этом плане опасаться? Харальд Дайдерс коротко задумался. Затем решительно покачал головой. - Нет. Она часто уезжает на несколько дней, никого не предупреждая. Никому ничего и в голову не придет.
- Ну, хорошо. - Доктор Ланге-Вит закрыла папку. - Симптомы говорят сами за себя. Лучше всего мы направим ее сегодня же в СО-1. - Она посмотрела на свои часы. - Я бы назначила ее на 21 час, если Вам это удастся.
Харальд Дайдерс встал: - Без проблем. Она, все равно, меня ждет. Я сейчас позвоню ей. - Он разгладил свои льняные брюки, провел пальцами по волосам и пошел к двери.
- Подождите один момент, Харальд Дайдерс! - Доктор Ланге-Вит вынула из яшика чек. - Ваш гонорар!
Устало улыбнувшись, Харальд Дайдерс принял чек.

Улицы были абсолютно пустыми и мокрыми после дождя. Кроме уличного освещения нигде больше не горел свет. "Электричество пропало или дома под снос"-, думала Юлиана Ватроп. Местность была ей незнакома. Но Харальд точно объяснил ей дорогу по телефону. Действительно, через пять минут перед ней возникло кубическое строение. Она ускорила шаги и, моргая глзами, вошла в холодный свет вокзала.
В зале царил совершенный покой. На платформе сидели и лежали люди, завернутые в одеяла. Юлиана с опаской осмотрелась вокруг себя. Багажа нигде не было видно. Рельсы ржавые. Харальда тоже не было. Внезапно неприятно захрипел громкоговоритель. Она вздрогнула.
- Госпожа Юлиана Ватроп! Вас просят подойти к окну информации. Юлиана Ватроп! Подойдите к окну информации.
Юлиана вздохнула. Она нашла информационное окошко в конце зала. Женшина в белой шапочке и узлом волос на затылке, в бело-голубой полосатой унифрме ожидала ее.
Госпожа Ватроп? Пройдемте со мной!
Женшина повела Юлиану, взявши под локоть, в одно из служебных стеклянных помещений, где за массивным письменным столом сидел мужчина в белом халате. "Доктор Томсон" стояло на этикетке его нагрудного кармана. Он показал на стул возле стола. - Садитесь.
Юлиана проигнорировала его приглашение.
У Вас для меня сообшение от Харальда Дайдерса? - спросила она. - Он хотел здесь со мной встретиться.
Господин Дайдерс сообщил, что Вы прибудете в 21час. Вы пришли на 5 минут раньше, - определил доктор Томсен.
Юлиана села на стул. - Тогда я подожду его, я к этому привыкла.
Вот именно, - подтвердил доктор Томсен. Он взял стопку формуляров и ручку. - Вашим случаем, собственно, занимается доктор Ланге-Вит, но так как Вы уже здесь, то я начну.
Это какая-то ошибка, - Юлиана посмотрел на него в замешательстве. - Я жду господина Дайдерса.
Доктор Томсен откашлялся: - Вы находитесь в приемной Перименологического института. В Вашем случае был диагностирован острый перименит. Мне нужны некоторые данные о Вас.
- Вы шутите? - Юлиана вскочила и повернулась, готовая уйти, но женшина в белой шапочке загородила ей дорогу. Она схватила руку Юлианы, заломила ее за спину и заставила сесть обратно на стул.
- Итак! - Дотор Томсен предвинул к себе формуляры. - Возрaст?
Юлиана , не понимающе, уставилась на него. Доктор Томсен кивнул женщине. Острая боль пронзила Юлианину руку. Она вскрикнула.
- Возраст? - Повторил доктор Томсен.
Юлиана опустила голову. Снова острая боль. Она повалилсь на стул. Страх сковал ее. Она почувстовала себя полностью в их власти, перестала соображать. Безсознательно смотря в пол, она прмычала: - Тридцать два.
- Профессия? - Учитель - С какого времени без работы? - Два с половиной года - Приходилось Вам в жизни часто чего-либо ждать? - Да - Уже в детстве? - Да - Заставляли ли Вы сами кого-нибудь ждать? - Нет - Были ли у Вас друзья, которых Вы не должны были ждать?
Юлиана помедлила с ответом.
- Отвечайте: да или нет!
- Да, нет, я не знаю...
- Доктор Томсен, я не потерплю Ваших метод! - послышался резкий женский голос.
- Незаметно для весх в комнату вошла доктор Ланге-Вит. Жещина в белой шапочке моментально отпустила руку Юлианы и отступила несколько шагов назад.
- Я сама займусь пациенткой, - доктор Ланге-Вит строго посмтрела на доктора Томсена . - Мы еще поговорим, - она взяла анкету со стола, обняла Юлиану за плечи и вывела из служебного помещения. На какой-то момент Юлиана почувствовала облегчение, ее оцепенлость исчезла.
- Доктор Томсен и я несколько расходимся во мнениях , что касается обхождения с пациентами, объяснила врач с улыбкой. - По моему мнению, пациенту необходимо все разъяснить о его болезни. Только положительный настрй пациента приведет лечение к успеху.
- Пациент! Почему пациент? Я не больна!
- Вы ошибаетесь! - доктор Ланге- Вит положила Юлиане обе руки на плечи и посмотрела ей пронзительно в глаза: - Моя дорогая госпожа Ватроп, Вы страдаете болезнью ожидания, на научном языке перименит, происходит от греческого "перимено"- я жду. Мы тщательно исследуем Вас и установим, как сильно Вы больны.
- Я хочу домой! - В Юлиане закипела ярость. Она стряхнула руку доктра Ланге- Вит, но врачиха взяла ее крепко под локоть.
- Сначала мы должны Вас вылечить, потом можете идти домой .
Юлиана лихорадочно осмотрела зал в поисках пути к бегству. Очевидно, существовал только один выход, перед котоым находилсь несколько охранников в полостой форме. Она заставила себя успокоиться. Ей нужно было выиграть время.
- С каких это пор ожидание стало болезнью? - спрсила она.
- Я уже много лет занимаюсь феноменом ожидания. Благодаря моим исследованиям перименология вошла в практическую медицину. С тех пор я руковожу этим институтом. Результаты моих последних исследований вызвали настоящую тревогу. Болезнь распространяется прямо-таки как эпидемия, - доктор Ланге-Вит ходила медленно с Юлианой туда -сюда по вокзалу. - Видите ли, каждому человеку в жизни приходится когда-нибудь ждать. Это абсолютно нормально, до тех ор пока это поведение не становится доминирующим комонентом личности и навязчивой идеей. Больные же, в известной степени, имеют мазохистские наклонности, получают наслаждение, предаваясь мучительному ожиданию вместо того, чтобы вести активную жизнь. Ожидание становится их единственным образом жизни. Мы исходим из того, что основные структуры человеческой личности устанавливаются к трдцати годам. После этого можно однозначно диагностировть перименит.
- Я не совсем понимаю, - Юлиана поморщила лоб. - Это правда, что мне часто приходится кого-то ждать, но это же не сыпь или что-то в этом роде. Я имею в виду, как вы на меня вышли?
- Перименологический институт- это экспериментальный проект, финансируемый из государственых средств, но который, правда. еще не обнародован, - объясняла доктор Лаге-Вит. - Биржа труда присылает нам регулярно сведения о каждом, который состоит там на учете дольше двух лет.
- С биржи труда! - Юлиана уставилась на врачиху.
- Вот так. В настоящее время мы концентрируемся в нашей работе на одиноких людях в возрасте от тридцати до сорока. В связи с лучшими шансами на выздоровление. И чтобы семьям не причинять страдания.
- Но зачем все это? Ожидать же не приступно. Этим же никому не причиняется вреда.
- Как раз наоборт! Вы вредите не только себе, но и всему обществу. Своим выжиданием вы растрачиваете драгоценное время. Вы не приносите никакой пользы. Вы сидите у государства на шее. Возможности социльного государства давно исчерпаны. Деньги необходимы для других мероприятий. Подумайте об объединении Германии, о голоде третьего мира, загрязнении окружающей среды. Нужо срочно что-то предринять, чтобы не допустить еще большего увеличения социальных расходов. На это-то и направлена работа нашего института. Большинсто безработных являются перимениками. С помощью собственной инициативы в этой стране каждый мог бы найти работу. Когда наша программа изоляции будет выполнена, народное хозяйство снова обретет равновесие. Государство сможет рационально использовать свои средства.
- Что это значит "программа изоляции"? - Юлиана высвободилась из объятий врачихи. - Вы же сказали, что Вы хотите помочь людям!
- Нет, конечно, сначала будут исчерпаны все лечебно-терапевтические возможности. - В этот раз доктор Ланге-Вит положила руку Юлиане на плечо. Вновьприбывшие, как Вы, поступают в Первый Стационар ожидания и будут после леченя выписаны. В случае рецидива последует направление в Стационар номер 2 и расширеная терапия. Ну, а если и потом будут иметь место рецидивы, тогда мы будем рассматривать перименит неизлечимым. В таком случае пациент будет изолирован в стационаре номер 3. Здесь Вы видите СО1.
Они стояли на одной из вокзальных платформ, каторая отделяла узкое здание от зала. Юлиана со страхом всмтривалась в неподвижных людей, завернутых в пледы, взгляд котоых был устремлен в пустоту.
- Почему люди не перговариваются между собой?
- Они не замечают существования остальных. Во время прохождения переменитового шлюза, - врачиха показала на узкое здание, - их гипнотизируют, и функции организма снижаюся до минимума. Пледы предохраняют их от переохлаждения.
- Это значит, что если я уже прошла это, то больше уже ничего не вижу , не слышу и не знаю? Это же ужасно!
- Не бойтесь, это не больно. Вы будете погружены в гипнотическое ожидание,- объяснила доктор Ланге- Вит. - Способ, котый разработан нашим институтом. При этом я использовала методики и результаты новейших исследований психоанализа. Пациенты погружены при этом, так сказать, в самих себя. Они переживают ситуации ожидания из их жизни под руководством специалитов до тех пор , пока они ни найдут выхода из этого ожидания. Тогда функции организма будут восстановлены, и пациент будет отпущен внештатным сотрудником, опекающим его в ситуации ожидания. Он больше не будет ни о чем помнить.
- Подождите-ка! - глаза Юлианы расширились. - Что там было со внештатными сотрудниками? Что, Харальд тоже имеет к этому отношение?
- Господин Дайдерс был задействован в Вашем случае. Он один из наших надежнейших сотрудников.
Юлиана побледнла: - Значит, это было запланировано.., чтобы меня прверить! Значит, он спал со мной, потмучто ему платили за это.
- Наши сотрудники вправе решать самостоятельно в отношении секса.
- Непостижимо! - Юлиана затряслась от ярости. - После этого он будет снова изображать любовника! А я ничего не буду знать!
- Кончно! - Доктор Ланге-Вит потянула ее нетерпеливо за руку. - Идемте, я должна Вас пдготовить к шлюзоваию.
Юлиана вырвала руку. У нее была толко одна мысль. У выхода стояли пять охранников. Но был и другой выход, если она будет достаточно быстро действовать. Мгновенно решившись, она прыгнула на рельсы и помчалась прочь.
Доктор Ланге-Вит пронзительно свистнула в свисток. В тот же момент за Юлианой устремились охранники.
- Она не должна уйти! - закричала доктор Ланге-Вит. - Если нужно - стреляйте!
Доктор Томсен и Харальд Дайдерс прибежали из служебного помещения. Доктор Ланге-Вит переводила горящий взгляд с одного на другого.
- Если это получит огласку, институт, весь проект окажутся под угрозой, - сказала она.
- Это должно было случиться! - доктор Томсен тяжело дышал.- Ваша метода! Своими объяснениями Вы нагояете на людей страх. И вот Вам результат!
- Глупости! Моя метода себя уже зарекомендовала. Это первая попытка к бегству. - Доктор Ланге-Вит поморщила лоб. - Кроме того, ее поведение совершенно несимптоматичо для перименика...
- Наверное, диагноз был слишком поспешным? - доктор Томсен посмотрел на доктора Ланге-Вит вопрошающе. Она перевела взгляд на Харальда Дайдерса. Он же, скучающе, пожал плечами:
А что Вы на меня так смотрите? - сказал он. - Вы же здесь босс.

Элизабет Шнайдер. Перимено


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация